Верхний маяк Суурупи

Согласно историческим записям, воды Финского залива находились в зоне особого внимания правительства Российской империи – в основном потому, что именно сюда был перемещен ее военно-морской флот. В целях обеспечения безопасной навигации российских кораблей по Балтийскому морю в прибрежных районах Эстонии было установлено множество навигационных знаков и маяков.

Начало истории

В 1759 году российский контр-адмирал и гидрограф Семен Мордвинов (1701–1777) выступил перед Адмиралтейством с подробным докладом. Он обратил внимание Адмиралтейства на недостаточное количество маяков и наличие множества островов в Финском заливе – районе оживленного судоходства: к примеру, остров Одинсгольм (Осмуссаар), к сожалению, был плохо различим даже в дневное время. В докладе также упоминалось множество отмелей – как в море, так и возле островов. В ночное время штормы в этом районе представляли особенную опасность для военных и торговых судов, поскольку им негде было укрыться ни в Таллине, ни между Найссааром и Суурупи. С учетом этого контр-адмирал Семен Мордвинов предложил построить маяки на полуострове Суурупи и острове Осмуссаар. Адмиралтейство согласилось с предложением Мордвинова, лишь слегка изменив проект. Строительство маяка в Суурупи было поручено начальнику Кронштадтского гарнизона, а возведением второго маяка занялось строительное бюро Рогервик, однако на Суур-Пакри вместо Осмуссаара.

Август Вильгельм Хупель. Topographische Nachrichten von Lief- und Ehstland, 1774. Составленная Хупелем карта Таллинского залива с изображением дальнего Суурупского маяка, строительство которого завершилось в 1760 году.

Полное изложение истории российских маяков, опубликованное в 2001 году в Санкт-Петербурге, ссылается на труд адмирала Алексея Нагаева «Лоция, или Морской путеводитель». В этой книге упоминается примитивный морской ориентир, который зажигался на мысе Суурупи еще в 1751 году. Издание 1789 года не содержит описания формы маяка, однако российские специалисты предполагают, что при возникновении чрезвычайных ситуаций здесь зажигали обычный костер на решетке в форме чаши или корзины. В целях соблюдения пожарной безопасности использовались очаги из металла или камня. Решетка с вогнутыми краями не позволяла искрам из открытого огня рассыпаться за его пределами.

В 1760 году завершилось возведение каменного маяка высотой 15,5 метра на уступе плато деревни Орава на полуострове Суурупи, в результате чего свет маяка возвышался над уровнем моря на 40,8 метра. По данным старого навигационного руководства, предупреждающий световой сигнал маяка можно было увидеть на расстоянии 13,3 мили.

К концу XVIII века количество работающих маяков в России возросло до шестнадцати, пятнадцать из которых находились на побережье Балтийского моря. Навигационные маяки работали в основном на дровах или угле. Единственным исключением были маяки в Кери и Суурупи, где в фонари ставили свечи, а в лампах сжигали масло или жир [История… Том 1. Санкт-Петербург, 1997. С. 449].

Согласно доступным сейчас подробным сведениям о реконструкции, в 1812 году построенный из известняка Суурупский маяк был оснащен световой камерой с отражательным фонарем, состоявшим из 15 ламп. Стальная световая камера этого дальнего маяка установлена на каменном усеченном конусе высотой в четыре этажа. Высота каменной части маяка составляет 16,4 метра, диаметр у основания – 10 метров, а в верхней части – 9 метров. Проблесковый огонь дальнего маяка ведущих огней можно увидеть с расстояния 15/12 морских миль. Световая камера маяка за все время его существования много раз перестраивалась.

Противотуманная сирена, расположенная на соседнем мысе Нинамаа, управлялась из дальнего маяка ведущих огней Суурупи. В 1898 году для станции противотуманной сирены построили каменное здание, где была установлена пневматическая сирена.

В 1824 году Суурупи пережил несколько штормов. Однажды в особенно сильную бурю в дальний Суурупский маяк ударила молния. Массивный навигационный ориентир не получил серьезных повреждений, однако из событий этого штормового лета были сделаны необходимые выводы. Смотрители маяков Финского залива получили приказ генерал-лейтенанта Леонтия Спафарьева: офицер-гидрограф предписывал установить на всех маячных комплексах громоотводы. Для придания этому указанию необходимой юридической силы помимо подписи генерального гидрографа на приказ об оснащении маяков громоотводами было получено личное одобрение от его светлости барона Богдана Васильевича Будберга. Официальное письмо завершалось предписанием непременно уведомить его светлость о начале установки вышеуказанного защитного оборудования.

Согласно старинной лоции, тогдашняя высота ведущего огня Суурупского маяка составляла 51 фут от основания. Этот гигантский навигационный знак стоял на краю известнякового плато на высоте 136 футов над уровнем моря.

В 1827 году морская элита империи активно обсуждала срочную установку необходимых навигационных знаков, чтобы максимально эффективно оградить самые опасные рифы при судоходстве в Финском заливе. В частности, это касалось отмелей Таллина и Курадимуна (Девелсей). Леонтий Спафарьев, ответственный за маяки Финского залива, рекомендовал избавиться от Суурупского маяка. Российский гидрограф предлагал заменить его новым навигационным знаком на Найссааре. Новый маяк должен был указывать мореходам безопасный проход между этими отмелями. Однако адмирал Гавриил Сарычев был против. Он сказал, что,

«Суурупский маяк необходим морякам для выхода на рейд Ревеля по судоходному каналу между Суурупи и Найссааром. Без маяка на Найссааре это будет невозможно».

Чтобы разрешить спор, предложение гидрографа Спафарьева в ноябре 1827 года было передано на рассмотрение ответственному совету Адмиралтейства. После длительных переговоров сохранение Суурупского маяка было признано целесообразным. С целью отметить Таллинскую отмель было предусмотрено возвести на подводном рифе новый маяк. К сожалению, вскоре от этого решения отказались.

Следующая масштабная реконструкция Суурупского каменного маяка завершилась в 1858 году. На территории маячного комплекса возвели деревянное жилое здание, а также баню для семьи смотрителя и работников маяка, которая была построена рядом с башней и сохранилась до нашего времени. Сегодня этот раритет могут увидеть и сфотографировать все желающие.
Как можно заметить, дом находился в непосредственной близости от маяка. В XIX веке смотрители или начальники маяка были важными офицерами Адмиралтейского департамента, имевшими 6–8 подчиненных. Начальник ездил верхом, как правило, в сопровождении лакея, который начищал полевые ботинки своего хозяина, подносил огонь к трубке и оказывал другие ценные услуги. Интересный факт: начальник Суурупского маяка на рубеже XIX–XX веков держал 7 собак, что еще раз подтверждает его важное положение.

Четыре десятилетия спустя дальний маяк и жилые здания маячного комплекса подверглись масштабной перестройке. При этом на уровне самых высокопоставленных государственных деятелей учитывалась необходимость сохранить условия для проживания персонала маяка.

Когда в 1859 году завершилось строительство деревянного маяка на берегу Суурупского пролива, Суурупский каменный маяк стал верхним ведущим огнем в створе Суурупи. Вместе они указывали выход из Таллинского залива на запад. Подробнее об этом можно прочитать здесь.

История мореходства подтверждает, что обязательная установка молниезащитного оборудования началась с Суурупи.

Соответствующие приборы были введены в действие после удара молнии в Суурупский маяк во время летнего шторма 1842 года.

Архивные документы Суурупского маяка за период до Первой мировой войны содержат оригинальные материалы за 1876–1880 годы.

Письменные документы, упоминаемые в данной книге, тоже подчеркивают исключительную важность тогдашних Суурупских ведущих огней. Однажды директор маяков и лоцманов Балтийского моря, подчинявшийся Морскому министерству России, обратился с письмом к губернатору Эстляндской губернии. В своем сообщении от 9 июня 1879 года контр-адмирал сообщил, что в прибрежном сосновом лесу на южной оконечности Найссаара была расчищена лесосека, имеющая навигационное значение. В письме сказано, что лесосека, к сожалению, начала зарастать из-за появления молодых деревьев. Поэтому губернатору требовалось отдать приказ о расчистке лесосеки, которая имела чрезвычайно важное значение с точки зрения безопасности мореходства. Из последующей переписки между высокопоставленными должностными лицами становится понятно, что данный участок леса входил в состав частной собственности крестьянского населения Найссаара. В письме от 28 февраля 1880 года содержится просьба к местным властям оказать содействие в получении доступа к частному лесу для новой расчистки лесосеки в южной части Найссаара. В письме, отправленном шестью месяцами позже (19 августа 1880 года), контр-адмирал Морского министерства сообщал губернатору Эстляндии, что работы по расчистке лесосеки на острове Найссаар могут начаться 24 августа текущего года.

Последующий рост

К началу 1900-х годов маячный комплекс включал в себя квартиру смотрителя маяка, каменное здание для хранения топлива, баню, просторные подвалы и хлева. Маячный комплекс был окружен высоким забором.

В отчете главы Ревельского района № 2520 от 25 ноября 1906 года смотрителям маяков на Балтийском море сообщалось о снабжении необходимым количеством дров. Доставка и хранение сухой и ценной сосновой древесины, необходимой для Суурупской станции противотуманной сирены, маяка и маячного комплекса в Пакерорт (Пакри), стоила 7 рублей за фатом согласно рыночным ценам того времени.

В первое десятилетие XX века Суурупский маячный комплекс был включен в список абонентов Ревельской (Таллинской) телефонной сети.

Современный Merekalender (Морской календарь) содержит подробное описание маяка в первое десятилетие прошлого века: «48. Дальний Суроп. На N выступе мыса (59°28’–24°24’) 1 белый световой сигнал S – 13,3 м. Белая круглая каменная башня. Видима с WSW до W и N вплоть до OtN1⁄2O. Противотуманная сирена. Световой сигнал данного маяка на линии со световым сигналом ближнего маяка указывает безопасный проход к рейду Таллина (курс NO-SW 66°). Противотуманная сирена на мысе Нинамаа ревет 6 секунд. Звук включается каждые 1 минуту 5 секунд. Имеется телефон».

Весной 1919 года на Суурупском маяке был установлен новый призматический аппарат, изготовленный знаменитой шведской компанией Gas accumulator.

Техническая функциональность маяка была далека от идеальной. В профессиональном журнале Laevandus («Мореходство») упоминается случай, когда из-за слабых секторов маячной сети времен Российской империи маяки были неспособны обеспечивать необходимую навигационную безопасность: «Слабый сектор маяка Пакри – причина того, что английский пароход «Васко» сел на мель возле Суурупи осенью 1922 года» [331 – Laevandus, 1923. С. 11–12, 158].

С 31 мая 1925 года осветительное оборудование обслуживал Яан Эйнсок , бывший смотритель маяка из Таллина, который был назначен машинистом Суурупского маяка, и Михаил Григорьев (Mikhail Grigoryev) – смотритель.

Перед Первой мировой войной полуостров Суурупи был включен в оборонительную систему – морскую крепость Императора Петра Великого, расположенную на линии Таллин – Порккала и простиравшуюся от полуострова Сырве до Аландских островов и от Таллина до Кронштадта.

Для Суурупи было запланировано три батареи артиллерии и береговой обороны. К 1917 году две батареи и железнодорожная ветка от станции Сырве уже были почти готовы, однако в феврале 1918 года перед приходом немцев многое из построенного было уничтожено.

В 1927 году в частично восстановленных к тому времени оборонительных сооружениях находился штаб коменданта Суурупского гарнизона Эстонского флота.

В 1937 году после завершения строительства бетонного маяка на северной оконечности мыса Юминда работавшие над проектом строители из команды Армаса Луйге той же осенью направились в Суурупи, построив ряжевый причал для Суурупской лоцманской станции рядом со станцией противотуманной сирены в Нинамаа. Кроме того, в гавани были возведены каменные дамбы и волноломы. Согласно пакту Молотова – Риббентропа 6 июля 1940 года стратегически важная территория Суурупской батареи была официально передана советским вооруженным силам.

Важный навигационный знак. По словам полковник-лейтенанта Иоганна Мея, изложенным в журнале Eesti Loots («Эстонский лоцман»), световой сигнал дальнего белого каменного маяка Суурупских ведущих огней, видимый с расстояния 10 морских миль, возвышался на 40,8 метра над уровнем моря.

Маячный комплекс обеспечивал морякам дополнительную поддержку посредством сигнальной станции и сигнальной лампы. В случае необходимости помощь можно было получить и по телефону, по которому передавалась основная навигационная информация. На соседнем берегу оконечности мыса Нинамаа была установлена противотуманная сирена, а рядом находилась «частная лоцманская станция». Эти сведения датированы 1927 годом.

Десятью годами позже (в 1937 году) бригада под руководством инженера-строителя Армаса Луйге (Armas Luige)построила в Суурупи каменный пирс, а также причал для лоцманов. В результате возможности обслуживания судов, заходящих в Таллинский порт, значительно улучшились благодаря лоцманской станции, находившейся в бывшей офицерской столовой береговой батареи морской крепости Императора Петра Великого.

В апреле 1939 года дальний маяк Суурупских ведущих огней (оцененный в 84 200 эстонских крон) был включен в регистр имущества Департамента водных путей вместе с еще 22 ведущими огнями. После подписания советско-эстонского соглашения о взаимопомощи вся гидрографическая служба страны, включая маяки и военно-морской флот, была потеряна.

План военных действий времен немецкой оккупации от 1942 года. Департамент водных путей сообщает о необходимости немедленного ремонта маяков в Суурупи, Мохни и Тахкуна, расположенных вдоль судоходных путей.

До начала осени маячный департамент занимался заготовкой дров для маячных комплексов в зимний период. «В противном случае необходимо считаться с тем, что рабочие покинут маяки», – сказано в письме от 1 августа того года. Из 722 кубометров, предназначенных для восемнадцати коллективов, работникам Суурупи требовалось 100 кубометров хороших дров.

С 1812 года до последней военной осени 1944 года световая камера со стеклянными окнами на вершине прочной каменной башни оставалась нетронутой. Когда Вторая мировая война близилась к завершению, в сентябре 1944 года немецкие войска покинули материковую часть Эстонии. Отступавшим был отдан приказ взорвать важные маяки. «Жена моего двоюродного деда Инди, проживавшая в Суурупском нижнем маяке, просила их: «Битте, оставьте башню, она не имеет значения», и они согласились», – вспоминает Анне-Ли Гросс-Митт (Anne-Ly Gross-Mitt). Верхний маяк был обречен – под него уже заложили заряды, однако человек, исполнявший приказ, был убит при загадочных обстоятельствах. На башню перекинулся огонь, и она сгорела. Известняковый маяк в Суурупи был сожжен, а стоявший рядом дом смотрителя – взорван. Немцы подожгли дальний Суурупский маяк, уничтожив его изнутри как стратегическое сооружение. Кроме того, они взорвали дом смотрителя, стоявший рядом с маяком.  Но при этом один из подрывников взорвался сам и отправился на небеса (или в ад)?

Сожженный маяк был восстановлен под руководством Элмара Кареса (смотрителя Суурупского нижнего маяка), а также при участии русских солдат, поскольку в Советском Союзе маяки были военными зданиями. Сгоревшие деревянные потолки заменили железобетонными, опирающимися на стальные балки, лестница тоже стала металлической. В существующий известняковый корпус добавили служебную комнату, а также небольшую световую камеру. Современное осветительное оборудование было подключено к общей электросети. В 1946 году новым источником света стало электричество, заменившее газ, однако на этом работы не остановились. Кстати, Суурупский нижний маяк подключили к электричеству лишь 27 лет спустя.

В 1950 году рядом с Суурупским верхним маяком построили новый дом.

В 1951 году наверху старой известняковой башни возвели цилиндрический этаж меньшего диаметра, куда была поднята световая комната. Теперь высота Суурупского маяка составляла 22 метра над землей и 66 метров над уровнем моря, поскольку башня стоит на берегу, находящемся на 44 метра выше так называемого Кронштадтского футштока.

Смотритель маяка Элмар Карес работал вместе со своей женой Инди, которая стала электриком, и машинистами Волдемаром Катто и Энде Мери. Когда опытный смотритель маяка в 1978 году вышел на пенсию, его место занял Пеэт Паюс, муж племянницы смотрителя Хелле. К сожалению, Пеэт скоропостижно скончался в 1998 году. В последующие шесть лет за работу Суурупских ведущих огней отвечала Хелле Карес, ставшая смотрителем.

Приблизительно в 1996 году на жестком фундаменте был установлен сейсмограф, который фиксирует сильные землетрясения даже в Новой Зеландии и на Гавайях, а слабые – по всей территории Европы.

Suurupi Lighthouse Rear. 1998.

До 1994 года на полуострове Суурупи находился отряд связи советских Сил воздушной обороны. 1998 год стал знаковым. Именно тогда на дальнем маяке маячного комплекса проводился ремонт и световая камера, которая безупречно служила смотрителям маяка почти полвека, была заменена на новую. Прежняя световая камера теперь стала ценным экспонатом смотровой платформы Эстонского морского музея, расположенной на крыше башни «Толстая Маргарита».

В 1937 году завершилось строительство причала и каменного пирса для лоцманов на берегу, которые находились в частной собственности. Нас также привели к старому и уважаемому навигационному знаку Суурупи, который возвышается на известняковом берегу, описанном знаменитым земляком. Педро Крустен (настоящее имя – Пеэтер Крустейн, 1897–1987) из усадьбы Мурасте тепло вспоминал прекрасный мир, который сохранился в воспоминаниях и душах жителей побережья как нечто, имеющее непреходящую ценность. «Маяк находится прямо здесь, за небольшой просекой. Его называют красным маяком, но он выкрашен в белый цвет, красной осталась только крыша». Путешествие к маяку продолжается. «С башни открывается вид во все стороны. Отсюда можно увидеть не только горизонт, но и историческую перспективу».

С момента постройки суурупские маяки играли очень важную роль в жизни страны как навигационные знаки, обеспечивающие безопасный проход судам по Финскому заливу. Ведущие огни северного берега помогали капитанам добраться до Таллинского залива из западной части Финского залива. Свет дальнего Суурупского маяка был хорошо виден через лесосеку, проложенную в лесу на южной оконечности Найссаара. Свет этого маяка указывает на безопасный маршрут движения при заходе в Таллинский залив с востока, освещая судоходный канал вплоть до сигнальных огней Екатериненталя (Таллинских ведущих огней).

Элмар Карес (род. в 1918 году) работал смотрителем маяка после Второй мировой войны и восстановил дальний Суурупский маяк. Он обслуживал верхний и нижний суурупские маяки в период с 1950 по 1978 год. Здесь можно прочитать подробнее об Элмаре Каресе.

Новейшая история

После восстановления независимости Эстонии на Суурупском верхнем маяке появилось несколько новых приборов, которые ранее не использовались. Маяк был оснащен GPS-станцией Земельной службы, которая, как известно, помогает определять местонахождение на суше и на море. Точный знак появился и на земле – металлический знак высоты, используемый для выравнивания зданий, других конструкций и пр.

Открытие дальнего Суурупского маяка в 2017 году. Автор фото: Рене Митт

В воскресенье, 30 апреля 2017 года, старейший маяк материковой части Эстонии – Суурупский верхний маяк – открылся для посетителей. После многолетней подготовки в Харкуском уезде наконец появилась первая туристическая достопримечательность. Анне-Ли и Кристийна, дочери Хелле Карес (последнего смотрителя Суурупского маяка), выросшие у подножия Суурупского верхнего маяка, вдохнули в него новую жизнь ради своего народа. На торжественном открытии выступали ансамбль старинной музыки Табасалуской музыкальной школы и женский хор Meretule из Суурупи. В качестве гостей присутствовали представители Эстонской морской администрации и Эстонского общества маяков, бывшие смотрители Суурупского маяка и активисты муниципальных обществ. После торжественной церемонии перерезания символической ленточки все желающие смогли осмотреть экспонаты музея маяка и насладиться видом с балкона на высоте 22 метров.

Хозяйка Суурупского верхнего маяка принимала посетителей в туристические сезоны 2017, 2018 и 2019 годов. Маяк был открыт со среды по воскресенье в период с мая по ноябрь.

В 2019 году комплекс Суурупского верхнего маяка удостоен награды президента государства «Самый красивый дом Эстонии». Самый красивый сохраненный объект культурного наследия 2019 года – верхний маяк Суурупских ведущих огней Кристийны и Айвара Адамсонов. Подробнее об этом можно прочитать в новостях.

В 2020 году Суурупский верхний маяк, хранилище топлива и зарегистрированная недвижимость перейдут в собственность Морской администрации Эстонской Республики. Здания вокруг верхнего маяка принадлежат Хелле Карес и Кристийне Адамсон. Владельцем здания музея и его зарегистрированной недвижимости является НГО Suurupi Lighthouses.

Privacy Preference Center

Close your account?

Your account will be closed and all data will be permanently deleted and cannot be recovered. Are you sure?